Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них идет на бой. Иоганн Вольфганг фон Гёте
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:32 

Но поступки части людей объяснить значительно сложнее, потому что их совершают те, в чьей природе коренится зло, и сами они суть зло.
Джон Коннолли

23:27 

мне холодно, грустно... уйду повешусь и буду плакать

18:06 

Любовь - это теорема, которую надо каждый день доказывать.

Пастор. Прошу вас, облегчите свою душу...
Мюнхгаузен. Это случилось само собой, пастор! У меня был друг - он меня
предал, у меня была любимая - она отреклась. Я улетаю налегке...
Марта. Прости меня, Карл! Я это сделала ради нашей любви!
Мюнхгаузен. Наверное... Но я как-то перестал в нее верить. Помнишь,
когда мы были у Архимеда, он сказал: "Любовь - это теорема, которую надо
каждый день доказывать!" Скажи мне что-нибудь на прощанье!

18:51 

Перегорела. Просто. Хватит.
Мне надоело.
Есть приговор и нет кассаций.
Это просто жизнь.
И у автора не розовый фломастер.

Пусть так.

24 таблетки сильнейшего снотворного, отпускающегося только по рецепту.

4 вопроса. 4 однозначных ответа. Нет. Нет. Нет. Не пойми кто.
Головокружение.
Тошнота.
Обморок.

И что?
Для кого-то хоть что-то изменится??

Обвинения.

Проблем все больше и больше.
Я не справляюсь.

Просто нужно свыкнуться с мыслью о собственной ненужности.
Снова привыкнуть к ней.
За этот год меня отучили от нее.
А зря.

Вера, Надежда, Любовь и мать их София.

Мой ангел пошел праздновать и надолго оставил меня одну.

09:48 

Мысли вслух

И вот все закончилось.
И вот уже не будет как прежде.
Что плакать?
Факт остается фактом.
Упрямая это вещь - факты.
Вытираю слезы. Странно, но свои же утешения не действуют.
Да, врядли теперь все когда-нибудь станет хорошо.
Как воодушевленно...
Если честно, то никогда не будет хорошо.
Ну и что теперь? с крыши прыгать?
Это не серьезно.
Зато это было.
Исход был известен с самого начала.
Не нужно было верить.
Ты сама во всем виновата.
Признай уже это и смирись.

Завтра пойду гулять.
Чистые пруды - лубянка- арбат...

...счастье было так возможно...

18:01 

Болеть плохо.
Не выдержала. Сорвалась.
В истерике, в горячем бреду...
В панике...
Проклиная далеких близких людей, дурацкую академию, где все с приветом и большим здравствуйте...
Сил слишком много, чтобы спать, и слишком мало, чтобы сделать хоть что-то полезное.

В итоге лежу .. читаю...
"Анисовое лето

Анисовое лето позади.
В насмешках-снах не смолкли обещанья
и хочется оттягивать прощанье,
но осень спешно кроны золотит.

Я жду теперь свой месяц из тревог,
дождей, минусовой температуры,
слезливых изречений "девки - дуры"
и не ведущих никуда дорог.

Он мне родней чем весь твой урожай,
бескрайние поля, леса и травы.
Тебя так много, а меня - так мало,
хоть сколько раз меня перемножай.

Но мне такие раны зашивать
пока что по плечу, пусть ты не чаял.
Я не спешу к тебе. Хотя скучаю.
Ты кончился.
Аминь.
А я жива."

23:32 

всеобщая серость при нашем-то уровне

Я устала. А вокруг пустота.
Новых сообщений завались и вконтакте, и в аське, и все они банальны, ненужны и угнетают.
Ты то не пишешь, то становишься навязчив. Мы с тобой поговорили... Долго, о многом и надолго...
А тот, кто нужно, обычно молчит, занят... и еще куча причин, по которым его нет.
Хорошо, да, мой друг, благодаря тебе я решила, что пусть он делает, что хочет, а я учусь. Нужна буду - останется, вернется, поймет, изменится. А не нужна - да и черт с ним. А вот с сессией так проблемы не решаются. Она уже близко, а я ничего не успеваю.Все по нулям и безысходность.
Кстати, мне говорили, что пришла весна. Не знаю, у меня все та же пустота.
Зима, весна, лето, осень.. времена года сменяют друг друга, а система остается. И ничего невозможно поменять.
Мы заложники собственного выбора.
Я запуталась. Я не могу сказать, что что-то плохо или хорошо...Ни тепло, ни холодно - пусто...Просто пусто.
Любовь, ненависть, счастье, печаль, грусть, слезы...
Да нет... Страх, граничащий с пофигизмом, паника на грани равнодушия и пустота.

00:00 

Немного о счастье

Как прекрасно, что все сложилось именно так...
Я когда-то о чем-то жалела... О том, что мы переехали... Что никогда не складывались отношения с одноклассниками...
Что все как то не так, не то и не о том
А сейчас. Я понимаю одно: я там, где должна быть
В академии я нашла действительно близких мне людей.
Банально.
Я делаю то, что делаю. И к черту все остальное!

00:08 

Культивирование мелочей.
Конечно.
Ты выговорился. Все сказал. Тебе было все равно только на одно: я не могу без тебя, ты мне нужен. Нужно, чтобы понял.
А не так бросил: ну да, ты типо занята, у тебя много важных дел, учись.
А я не могу так. Не могу. Холодно и чай остыл. Стопка учебников на столе создает состаяние паники,доведенной до "Великой депрессии". Слезы мешают читать, а мысли где-то гораздо дальше, чем Московский городской суд.
Культивирование мелочей.
Я тебе раньше могла сказать все, что угодно. А сейчас не могу. Давит осознание, что это не имеет никакого смысла.
Увы.
Я люблю тебя.

23:43 

Скрипка и немножко нервно

Конец года

К черту штампы и к черту классический ход годового отчета…
Большая часть годя занята одним человеком… Как я благодарна работе в Приемной комиссии, что там были проблемы поинтереснее…и глупые мысли не так занимали меня.
Если говорить честно, то началось все с 30 мая. Тот день … один из наиболее провальных в уходящем году… принес самое главное понимание, которое, в силу моей собственной глупости, совершенно не принесло никакой пользы и не сделало меня умнее… Этот человек не хотел быть со мной. Ему хотелось, чтобы я была с ним. Ему было и тогда, кстати, и сейчас, абсолютно все равно на мои чувства/дела/обязанности/желания/необходимости…
Вот как ему объяснить, что даже когда его нет рядом, мои мысли о нем.. Поругавшись с ним я не могу ничего делать целый день и даже больше… Не могу и все. Весь год я занималась не пойми чем. Да. Не его вина. моя лично глупость. Женя мне как-то говорил, что все люди эгоисты и не стоит ничего делать для других. Женя дал тогда умный совет, а я дура решила поступить по своему. Делать ДЛЯ НЕГО или для каких-то совершенно мифических НАС в ущерб собственных интересов. А ему все равно.
И даже сейчас… уже все для себя решив… понимая всю неизбежность и необходимость подобного решения… я сижу и пишу это, вместо того чтобы готовиться к экзаменам.

Этому человеку всегда все равно на мои планы. Он спрашивает , какие у меня планы и, если они расходятся с его, то начитается «че за..?», « а че я тогда…?» и т.п.
Когда я говорю, что мне надо сделать, то начинается «да ладно...че ты…». Если я сейчас не возьму себя в руки и за десять дней нового года не сделаю то, что должна была сделать за семестр, то год начнется с сокрушительного провала… самого большого, пожалуй, в моей биографии. НЕТ. Я не хочу! и точка.

Пусть все равно. Пусть так. Порвать написанный в новогодней открытке бред и с новыми силами, если таковые найдутся, в новые трудности.

Да я не могу без него. И он свято верит, что у меня не хватит сил уйти.

Мы как-то поругались. А на следующий день я пошла с мамой в книжный. Это кончилось обмороком и тем, что выходные в итоге кончились ничем.

Хотя кому до этого какое дело.

Дверь на крышу открыта.

23:08 

Шизофрения как и было сказанно

Одна заметка. Довольно известная.

Я прочитала ее давно и уже не помню у кого…а это в принципе и не важно. На днях я столкнулась с ней еще раз.

Больше всего меня удивляют наивные комментарии о том, как это пошло цинично и мерзко. Разве? Разве жарить картошку и мясо, болтать ночью о политике и иметь детей – пошло?
А причем здесь цинизм? Не было человека без секса. Не было. Хотите - верьте, хотите – нет, но это залог существования человека на Земле. Затем в результате длительного периода эволюции родоплеменных отношений появляется парный брак. (Если верить Энгельсу). Формируется семья. Гораздо позже, в средние века трубадуры воспели такую категорию как любовь. Кстати, рыцарская поэзия никак любовь с браком не связывала. Наоборот, описывалась любовь рыцаря к прекрасной даме, которая замужем.
Из этого всего можно сделать лишь тот вывод, что существует три типа связей, которые могут возникнуть между мужчиной и женщиной, а именно: физические – секс, метафизические – любовь и условно-юридические – брак. Если говорить об идеале, то это всего лишь тот случай, когда эти три типа связей возникают между одним мужчиной и одной женщиной. И лишь в этом случае появляется такая странная и многогранная категория как «отношения».
Какой смысл в дорогих ресторанах, коробках конфет и цветах, если такое действие, как утром приготовить завтрак, не доставит тебе удовольствия?
Зачем переводить краску и пачкать асфальт, если все «отношения» сводятся к мишкам Тедди и сказкам про Белоснежку? Сказки будете рассказывать на ночь своим детям, пока любимый(ая) домывает посуду с ужина, и тогда понимать, что это и есть великая, чистая и светлая любовь.

А еще, конечно, любовь – это полное взаимопонимание. Но это не говорит о том, что каждое ваше слово будет правильно восприниматься. Или вообще восприниматься.
Только если любишь человека… То самое мудрое решение – наорать, зашвырнуть в него подушкой, пойти перебить все чашки, в оставшуюся налить чаю и вернуться с фразой: «Держи, а еще сходи, купи новую чашку и налей мне чаю». И чисто в теории он пойдет. Если любит, то пойдет. Проблема будет в другом. Никуда ты его нахрен не отпустишь, и вы будете сидеть, пить чай и пытаться вспомнить из-за чего ты так сорвалась...или реализовывать любой из миллиарда вариантов возможных концовок. Но самое веселое начнется утром…Но это уже другая история.

Дочитываю комментарии. «…по крайней мере сейчас…». хм. Разум: он реалист.
Женская психология: и что он этим хотел сказать?
Сердце: эээ… пулемет или атомную бомбу?
Самолюбие: бомбу.
Сердце: пулемет как-то гуманнее… к окружающим.
Женская психология: зато бомба эффективнее.
Совесть: Заткнитесь обе, истерички, спать мешаете.
Разум: Логика? Ты спишь?
Логика: не сплю. просто считаю, что не стоит искать глубинного смысла там, где его нет.

Есть один нормальный комментарий. Вика. Ха. я всегда была о ней высокого мнения.

00:04 

"Ну положим ошибся... ведь нынче луна..."

Иногда становится страшно.
Дома никого нет, не было и не будет. Пора бы привыкнуть.
Опыты опасны- помните, вы всегда рискуете получить подтверждение своей гипотезы. Даже если это сулит Нобелевскую премию подумайте: стоит ли ради этого рисковать самым дорогим и близким.
То к чему вы привыкли может измениться. резко и безвозвратно. Да и не просто может, а непременно изменится. "Во многой мудрости много печали" - так писал Акклесиаст.

Иногда становится страшно.Может полуночный бред навевает странные мысли. Но в моей жизни нет большего смысла, чем в моей смерти. Смысла нет. Никакого.

Тошнит от действий. Не верю в себя.
Один голос меня успокаивает, но предложенные планы на пятницу не вызвали особого воодушевления. Пришлось врать.

22:56 

Человеческое, слишком человеческое

Я понимаю,что мне его до сих пор ужасно сильно не хватает.
Правда.
Мама уехала, а папы еще нет. Сижу в пустой квартире, смотрю "Гарри Поттера" и думаю, как объяснить человеку, чем реальная жизнь отличается от кинематографа.
По ночам часто хочется плакать. Но это не страшно. Страшно, когда хочется пойти на крышу.
Он написал, что я справлюсь, что я сильная... Но так много времени прошло с тех пор, когда я видела его в последний раз. Много. Почти год. Очень многое изменилось с тех пор. Несмотря на это, я ему верю....

@музыка: Зимовье зверей - никого, кроме Ницше

21:28 

Как все изменилось...
Я уйду без лишних слов,
Чтобы больно не было прощаться.
Я уйду из ваших снов
Робкими шагами вальса.
Я уйду осенними ветрами,
Что уносят лиственную медь,
И останусь где-то за горами.
Кто рожден, тот должен умереть.

22:03 

А все таки декан милый человек... играет в телефон на паре, рисует рожицы, не является на пары, отпускает раньше...
один минус- часто ставит незачеты...

23:04 

Осеннее

Меня разбудил рассвет,
что по-хамски пришел без стука.
Ты поверишь? Горя нет.
Нет и счастья,но есть скука.
Серый дождь, сплошная осень.
Бог дела земли забросил.
Поступил в университет.
Пьет, гуляет, забот нет.
И народ творит, что хочет.
Дьявол власть добра пророчит.
По москве гуляет осень,
Плачут ангелы- дожди.
Зелень парков тихо просит:
" Лето, подожди..."

* * *
Вокруг туманы.
Мост над бездной.
Бинтую раны -
Все бесполезно.

В планах - жизнь.
На практике- смерть.
Господи, научи,
Как все суметь.

Мост над бездной.
Рвутся канаты.
Огромные звезды
Улетают куда-то.

Беззвездное небо.
На улице осень.
Я не болею.
Просто холодно очень...

23:02 

Любимые цитаты:
Красивые глаза только у того, кто смотрит на тебя с нежностью.(Коко Шанель)

Духи — это невидимый, но зато незабываемый, непревзойдённый модный аксессуар. Он оповещает о появлении женщины и продолжает напоминать о ней, когда она ушла.(Коко Шанель).

Женщина должна одеваться так, чтобы её было приятно раздевать. (Коко Шанель)

Есть две вещи, которые мужчине постичь не дано: это тайна Творения и шляпка его жены.(Коко Шанель)

@темы: мысли из прошлого

20:15 

Всюду одно невозможно - разумный смысл. Ф. Ницше ("Так говорил Заратустра")

23:40 

С сегодняшнего дня все будет иначе...

@музыка: НС- "рубеж"

@темы: повседневность

23:25 

Страх
Врач психиатрической лечебницы, что находилась на окраине города, приготовился спокойно провести очередное свое ночное дежурство: налил теплого чая, закутался в плед, расположившись на диване. Была тихая летняя ночь, деревья за окном мирно шелестели, как бы напевая старую, знакомую с детства колыбельную. Врядли кому-нибудь пришло в голову сегодня сходить с ума. По крайней мере так считал дежурный психиатр. Да и больница их была небольшая и особой популярностью не пользовалась. В ней было всего два этажа: верхний – палаты для больных, нижний – кабинеты врачей. В распоряжении лечебницы была одна машина, однако в основном больных привозили санитары скорой помощи, иных сдавали родственники, а некоторые…приходили сюда по собственной воле. Сейчас в больнице находились две дежурные медсестры, три пациента: женщина с тяжелым нервным расстройством, девушка после попытки суицида и учитель труда, которого жена пытается вылечить от пьянства, охранник, водитель и дежурный врач, сорокадевятилетний Семен Михайлович. Сестры были на втором этаже, пациенты спокойно спали, охранник с водителем где-то в гараже играли в карты, а врач сидел в расположенном неподалеку от входной двери кабинете.
Он думал о той девушке, что поступила вчера. Молодая девчонка, двадцати лет от роду, студентка, красавица вскрыла себе вены и ладно еще из-за несчастной любви – это вполне распространенно, решаемо, так просто и классически, так нет - случай более тяжелый. От безысходности, от усталости, от страха и даже скорее, как показалось врачу, от какого-то осознания жизни. Убедить человека, в истерике решающего прекратить свое существование, в наличии смысла жизни, вылечить его, успокоить его нервы, восстановить адекватное состояние – в наши дни задача не самая трудная. Но воскресить уже мертвого человека, духовно мертвого, - науке до сих пор не под силу. Пустился Семен Михайлович в рассуждения о том, что же может спасти такого человека, о том, как дошла до этого современная молодежь и кто в этом виноват. Он любил пускаться в такие размышления во время ночных дежурств и сам себе в эти моменты казался мудрым и знающим жизнь. Как вдруг негромкий, словно молящий о чем-то стук прервал философствования врача. Он встал и подошел к окну. В ночном сумраке за стеклом он увидел бледное лицо молодого человека, который, заметив врача, одними губами прошептал: « Помогите мне». Семен Михайлович жестом пригласил его войти и, подойдя к входной двери, впустил посетителя.
Когда они прошли в кабинет, врач обратил внимание, что молодой человек ужасно дрожит.
- Да вы не волнуйтесь, - сказал он, приветливо улыбнувшись, и жестом предложил незнакомцу сесть, а сам занял свое место за столом напротив него,- что же вас беспокоит?
- Страх, доктор,- ответил тот и замолчал.
Семен Михайлович тем временем внимательно разглядывал этого странного человека, нарушившего покой летней ночи. На вид ему было лет двадцать шесть-двадцать семь, точно не больше. Он был до ужаса бледен, что ярко подчеркивалось его черными как смоль волосами, худ, одет весьма опрятно. Он сидел, опустив отрешенный взгляд на пол, и молчал. Пауза неприлично затянулась, и врач хотел было помочь мальчику вопросами, как вдруг тот поднял голову и посмотрел на него в упор. От взгляда этих чистых серых глаз, сверкающих нездоровым бешеным блеском, Семену Михайловичу, видавшему многое за свою врачебную практику, да и просто по жизни, стало не по себе.
- Знаете, доктор, он порой приходит, волнами окатывая с ног до головы, а иногда тихонько вкрадывается в сердце и постепенно, с каждым его ударом заражая кровь, разливается по телу. Он поражает волю, заставляет молчать все прочие чувства, сковывает тело. Меня никогда не могли назвать трусливым человеком. Никогда,- он склонил голову и вновь уставился в пол. Его бледные щеки разрисовал яркий болезненный румянец.
- Мне было пять лет, когда умерла бабушка. Я ее очень любил, но отнесся я к этому спокойно, по-философски даже, и не плакал. Не плакал я ни на похоронах, ни после. Ведь она оставалась со мной, в моем сердце. Навсегда. Я не боялся высоты: часами сидел на крыше, несколько раз прыгал с парашютом. Я никогда не дрался без повода, но и драк не избегал. Я презирал смерть. Смеялся ей в лицо. Даже маленький, я никогда не боялся темноты, - он встал и прошелся по комнате, - сейчас я просыпаюсь в холодном поту посреди ночи и вздрагиваю от каждого шороха. Раньше я бывал груб и жесток. Случилось так, что…,- он замолчал, глядя в окно.
«Явно помешанный», - подумал тогда врач.
- Мои родители погибли в результате ДТП.
«Вот и толчок для развития болезни», - Семен Михайлович продолжал молча слушать речь пациента.
- Это произошло слишком давно, чтобы плакать, и слишком недавно, чтобы жить спокойно. Я тогда еще не боялся, не задумывался. Совершенно спокойно принял на себя ответственность не только за свою жизнь, но и за жизнь сестры. Да, знаете, доктор, у меня есть сестра, - по его лицу пробежала улыбка,- на десять лет меня младше. Ради нее только и держусь.
Врач вопросительно посмотрел на него, но ничего не сказал.
- Что? Вы хотите спросить, покончил бы я с собой, если бы не было сестры? Нет. Не покончил бы. Во-первых, умирать больно. Во-вторых, самоубийство выглядит некрасиво, а я все-таки эстет по жизни. В-третьих, прежде чем отказаться от такой вещи как жизнь я бы желал узнать, что она такое и зачем она есть. Ну а в-четвертых, это…,- он задумался, - преступление против природы, что ли. Скажите, - снова пристальный испытывающий взгляд устремился на врача, - а вы верите в Бога?
Семен Михайлович немного смутился: никогда еще пациенты не интересовались его религиозными воззрениями, но спокойным голосом ответил:
- Я же врач, к тому же психиатр. Мне приходится изучать и объяснять причуды человеческого сознания, и,- он усмехнулся, - божественного вмешательства я тут не вижу. Да и знаете, - к нему вновь вернулась серьезность, - я много такого видел в жизни, что отрицает существование Бога в принципе.
- Вот и я раньше так рассуждал. А сейчас – верите ли? – чуть ли не каждый день в церковь хожу. Не крещусь – некрещеный и крестным знамением не разбрасываюсь, на колени не падаю, иконы не целую, да и молитвы ни одной не знаю Просто там тепло и спокойно. Какая-то сладкая благодать вливается с каждым вздохом вместе с воздухом храма. А я ведь даже Библию толком никогда не читал. Да вот все равно думаю, что в церковь прихожу честнее многих читавших Библию и цитирующих Евангелие наизусть, что ходят часто для галочки. Они произносят молитвы из мозга, а не из сердца. А по мне, грех это,- он замолчал.
- Вы правы, на мой взгляд, когда так говорите про сегодняшних верующих, - не в правилах Семена Михайловича было перебивать пациентов, но ему вдруг ужасно захотелось поговорить с этим странным молодым человеком, - Не на знании основывается религия, а на вере.
- Ибо Бог не в церкви, а в сердцах верующих,- не дал тот договорить врачу и этим закрыл тему православия, рассуждать на которую у него явно пропало всякое желание.
На несколько минут в кабинете воцарилась тишина.
- По ночам, когда затихает дневной шум города и слышен лишь скрип проводов со станции, приходит мама. Она смеется и спрашивает, как мы живем. Затем появляется отец, обнимает ее за плечи и говорит, насмешливо и строго глядя на меня, чтобы я тут не безобразничал, ибо они все видят. А иногда приходит странный человек в клетчатых штанах и яркой рубашке и начинает мне читать лекции о том, как надо жить.
« Галлюцинации лечатся», - решил врач, а молодой человек продолжал:
- А шелест листвы за окном шепчет мне о том, что я сделал, а главное, чего не сделал, и луна смотрит на меня с упреком,- он вновь замолк.
« Может он нормален и просто что-то понял?»,- пронеслось в голове у врача.
- Вы меня понимаете?- молящий взгляд юноши остановился на Семене Михайловиче.
- Конечно, понимаю. Вам тяжело, вы потеряли родителей, что расстроило ваши нервы. Не переживайте, это лечиться, вы придете в себя, снова будете жить.
Молодой человек покачал головой.
- Я иду по улице и в очередном приступе страха начинаю озираться по сторонам, вглядываться в лица прохожих. И знаете, что я в них вижу? Равнодушие! Именно оно убивает нашу страну, губит судьбы людей и целых поколений, - с шепота он переходил на крик, - именно это равнодушие убивало моих родителей, убивает меня и мою сестру, убивает и вас. Говорят, в этом никто не виноват. Я вам скажу! Я скажу, - он задыхался от возбуждения, - в этом виноват каждый! И я, и вы, и президент, и каждый школьник и студент!
«И президента приплел»,- подумал врач, а вслух заключил :
- Да у вас шизофрения.
- Да, пожалуй, - неожиданно спокойно ответил молодой человек, и вновь испытующий, вынимающий душу, педантично вырезая ее скальпелем, устремился на Семена Михайловича, скользнул по его руке, и остановился на обручальном кольце.
- А вы помните глаза своей жены, как она на вас смотрела, когда вы сегодня уходили на работу? Вот вы врач, вы помогаете людям, а в глазах у вас то же равнодушие.
Перед глазами Семена Михайловича пронеслось все: его отношения в детстве с родителями, ссоры со старшим братом, доходившие до драк, сложные отношения с женой, ругань с сыном-подростком по вечерам. Но он никак не мог вспомнить мамин голос, когда она пела ему колыбельные, не мог вспомнить смех сына и глаза жены, даже их цвет. Кажется, карие. А ведь они уже столько лет вместе. Его ужасала мысль: странный пациент прав. Зажмурившись и вновь открыв глаза, он прогнал это наваждение, а то так недолго и самому в психи записаться.
- Это равнодушие убивает ваших близких и вас. Задумайтесь над этим. Будьте же добрее к тем, кого любите. Ведь любовь все понимает и все прощает.
- Не все,- хотел было возразить Семен Михайлович, но осекся: вспомнил, как маленький мальчик рыдал, когда его мать за алкоголизм, рукоприкладство и прочие «хорошие» вещи лишали родительских прав, как он потом подбежал к матери со словами : «мамочка, я люблю тебя», несмотря ни на что. Истинная любовь прощает все.

На утро Семен Михайлович проснулся в ужаснейшем бреду, а уже к вечеру стал пациентом этой больницы. А в редкие минуты просветления он все пытался вспомнить: было все это или это был бред наступающей болезни…
запись создана: 04.09.2010 в 22:49

Время - вперед!

главная